Мышление и воображение в композиторском творчестве

Мышление является главнейшей детерминантой и операцио­нальной составляющей метода реализации программки дея­тельности. Как отмечалось в прошлом разделе, уже на са­мых ранешних стадиях творчества в сознании композитора фор­мируется обобщенный образ грядущего сочинения — его «эвристическая модель», по терминологии М. Г. Арановского. Являясь плодом творческого воображения, эвристическая модель в протяжении всего Мышление и воображение в композиторском творчестве процесса сочинения служит сис-темообразующим ориентиром мыслительных действий и опе­раций композитора. Как свидетельствуют данные наших экспериментальных исследовательских работ [67], такая модель на исходных стадиях творче­ского акта не непременно должна быть воплощена в звуковой форме. Моделью может быть чувственный образ будущей композиции, обобщенное представление еще не оформленной Мышление и воображение в композиторском творчестве в звуковысотном (ритмическом) отношении интонации. Процесс воплощения модели в звуковой форме существен­ным образом находится в зависимости от направленности и содержания мысли­тельной деятельности композитора. «Два типа целого и нрав эскизной работы» — так на­звана одна из глав монографии А. И. Климовицкого, посвя­щенной анализу творческого процесса Л. ван Бетховена. Раскрывается эта Мышление и воображение в композиторском творчестве глава выражением самого композитора: «Так как я сознаю, чего желаю, то основная мысль не покидает меня никогда; она подымается, она растет, и я вижу и слышу образ во всем его объеме, стоящим перед моим внут­ренним взглядом вроде бы в отлитом виде» [147, с. 79]. На базе расшифровки Мышление и воображение в композиторском творчестве бетховенских рукописей А. И. Кли-мовицкому удалось вскрыть значительные с психической точки зрения различия в нраве мышления композитора, обусловленные содержанием и структурой начального целого. В одном случае целое было макетом, «копией» узнаваемых мировой музыкальной культуре моделей, в другом случае це­лое представляло программку бетховенских новообразований. Разглядим с психической точки зрения некие ма Мышление и воображение в композиторском творчестве­териалы, находящиеся в работе А. И. Климовицкого. В каче­стве примеров «целого», несущего черты узнаваемых моделей,

176______________________________Бочкарев Л. /\. приводятся Ариетта для голоса в сопровождении фортепиано (ор. 82, № 1), песня «Довольный» (на слова Хр. Рейсига) — ор. 75, № 6, 1-ый вариант Adagio Шестого квартета (ор. 18). Эталоны бетховенского целого, несущего черты новшества — его Седьмая симфония Мышление и воображение в композиторском творчестве. Adagio Сонаты ор..106, второго варианта Adagio Шестого квартета. Песня «Довольный» из цикла «Шесть песен» (ор. 75) на­писана в классическом бытовом песенном стиле, созвучна . германским народным мелодиям. А. И. Климовиский отмечает, что Бетховен в этом случае строго следовал нормам типо­вой жанровой модели, рукопись похожа на беловик, процесс Мышление и воображение в композиторском творчестве сочинения протекал совсем не сложно, без творческих метаморфоз, конфигурации и поправки были внесены только в последних тек­стах. Ариетта также сотворена на базе типовой модели целого, обусловленной воздействием итальянской кантилены, итальян­ской манеры письма, которую осваивал в то время Бетховен. Жанровый макет Ариетты — оперная ария как заключи­тельный раздел сцены (в первом Мышление и воображение в композиторском творчестве обычно звучит речитатив). У Бетховена нет речитатива, но в наброске есть моменты, к примеру, декламационные квартовые ходы-восклицания, которые позво­ляют А. И. Климовискому утверждать, что композитор ориен­тировался на тип арии с предваряющим речитативом. Но почти все «бетховенское», находящееся в набросках, пропало в окончательном варианте, который стал более Мышление и воображение в композиторском творчестве итальянским: ликвидированы напряженные властные обороты, смягче­ны приемлимо бетховенские тональные сдвиги и т. д. В набросках «Довольного» и «Ариетты» преобладает запись «подряд». Конкретно таковой тип творчества был характерен для композитора добетховенского времени: записывать сочинение «подряд» и «подряд» его придумывать (от детали к целому)2. Процесс же работы над созданием Мышление и воображение в композиторском творчестве творений бетховенского гения значительно отличался от творчества на базе типовой модели. Наброски бетховенских шедевров представляют собой плоды неустанного поиска вариантов, связаны с ломкой традиций, в 1 Бах, по выражению Р. Маршалла, «сочинял со скоростью запи­сывающей руки», у Генделя, Гайдна «процесс сочинения и запись практически совпадали». Стоило Моцарту Мышление и воображение в композиторском творчестве отыскать верное решение, как он был убежден в правильном развитии и окончании произведения [147, с. 32, 39, 40].

Композиторское творчество______________________177 отличие от записи «подряд» в их нет фиксации обычных деталей мелодии, гармонии. Даже в одном автографе — наброске Седьмой симфонии со­держатся все признаки бетховенской мысли: красочность и достояние гармонического языка, контрастные динамические сравнения Мышление и воображение в композиторском творчестве, органически взаимосвязанные эмбрионы раз­личных тем симфоний, над которыми композитор работал од­новременно. Наброски Adagio Шестого квартета, Adagio Сонаты ор. 106 являются не только лишь свидетельством поиска рационального ва­рианта неспешной части , да и подтверждением художествен­ного открытия: Бетховен а этот период творчества удачно отстаивал свою драматургию контрастов, отказавшись от принципов экспонирования, утверждая Мышление и воображение в композиторском творчестве собственные, логичес­ки оправданные принципы сонатного развития, которые стали одним из самых ярчайших признаков его стиля. Характеризуя описанные выше два типа целого, Б. В. Аса­фьев подчеркивает, что в первом случае первотолчком творче­ства является не «момент изобретения, а моменты ...отбора и нового художественного синтеза, но на базе... уже Мышление и воображение в композиторском творчестве данных предпосылок», во 2-м случае целое как уникальное, непо­вторимое, индивидуализированное новообразование продикто­вано рвением подчинить звучащее вещество жестоким на­казом композиторского воображения» [147, с. 38].


mishci-suhozhiliya-vspomogatelnij-apparat-mishc-klassifikaciya-mishc.html
mishci-tulovisha-verhnih-i-nizhnih-konechnostej-golovi.html
mishci-verhnih-konechnostej.html