Мирное Согласие (Concorde)

Свободное, внутреннее и взаимное приятие идеи мира; не просто отсутствие войны, да и общая воля не допустить войны.

Мирное согласие – это собственного рода коллективная добродетель миролюбия; добродетель миротворцев и их победа.

Мир можно навязать силой; мирное согласие – нет. Его можно готовить, поддерживать и сохранять, и вот поэтому так необходимо все это Мирное Согласие (Concorde) делать.

Мирный (Pacifique)

Неважно какая война ужасна. Правда эта настолько обыденна, что не тускнеет от бессчетных повторений. И приверженность миру – не просто одна из точек зрения, но добродетель, а кому не охото быть добродетельным? Но из этого совсем не следует, что хоть какой мир – благо, и далековато не всякий Мирное Согласие (Concorde) мир применим. Это и отличает приверженца мира от пацифиста. Быть приверженцем дела мира означает стремиться к миру, находить пути к его установлению и защищать его, но никак не хоть какой ценой, к примеру отказом от хоть какого насилия и войны. Конкретно такая позиция Спинозы: война может быть предпринята Мирное Согласие (Concorde) только с целью установления мира, но это должен быть не рабский, а свободный мир. Такая же позиция Симоны Вейль. Всякое насилие – зло, но не всегда оно бывает предосудительным. Ненасилие является благом, только если оно результативно, а так бывает далековато не всегда («это также зависит и от противника»). Кратко говоря Мирное Согласие (Concorde), быть приверженцем мира значит стремиться к миру как к цели. К огорчению, далековато не всегда эта цель может сразу являться и средством.

Магия (Mystique)

Этимология слова отсылает нас к мистериям. Но мистики, какую бы религию они ни исповедовали, говорят, что им открыто нечто полностью явное. Потому поверим им, а не истории Мирное Согласие (Concorde) слова либо суеверию. Итак, мистик это тот, кто лицезреет правду лицом к лицу. Его ничто не отделяет от действительности – ни дискурс (я называю это молчанием), ни отсутствие (я называю это полнотой), ни время (я называю это вечностью), ни, в конце концов, он сам (я называю это простотой; буддисты употребляют Мирное Согласие (Concorde) термин анатта (157) ). Он смог преодолеть даже нехватку Бога. Он опытным методом познает абсолют, и делает это тут и на данный момент. Но как и раньше ли абсолют является Богом? Многие мистики, в особенности на Востоке, отвечают на этот вопрос негативно. Отсюда – «чистый мистицизм», который, по выражению о. Анри де Мирное Согласие (Concorde) Любака, есть «наиболее глубочайшая форма атеизма» (А. Равье, «Мистика и мистики», Вступление). Такие мистики уже ни во что не веруют: им хватает опыта.

Схожий мистицизм, достигающий максимума тривиального, становится противоположностью религии, которая являет максимум потаенного.

Миф (Mithe)

Басня, принимаемая серьезно.

Миф О Пещере (Caverne, Mythe De La Мирное Согласие (Concorde) -)

Вне сомнения, самый именитый из легенд Платона. Он изложен в книжке VII «Государства». О чем все-таки речь идет? О скованных цепью пленниках, сидячих в гроте (пещере) спиной к свету, не имея способности повернуть голову. Впереди себя они лицезреют только каменистую стенку пещеры, на которой от пылающего у их за Мирное Согласие (Concorde) спиной костра танцуют тени – их собственные и различных проносимых мимо вещей и предметов искусственного происхождения. Так как пленники никогда не лицезрели ничего, не считая этих теней, они принимают их за реальные существа и серьезно дискуссируют их. Но вот 1-го из пленников силой выводят из пещеры. Он так потрясен, что сначала Мирное Согласие (Concorde) ничего не различает вокруг себя. Ему охото вспять, в пещеру, но сейчас он осознает, как там мрачно, и ему опять становится жутко. Так и все мы, живущие на свете: мы лицезреем только тени действительности; наше солнце – тот же костер; мы ничего не знаем об настоящем (сверхчувственном) мире Мирное Согласие (Concorde), освещаемом настоящим солнцем (Мыслью Добра). Изредка кто осмеливается посмотреть в лицо сверхчувственному миру, да и эти единицы обязаны повсевременно перебегать от потрясения, вызываемого соприкосновением с Мыслями, к помрачению, обхватывающему их, стоит им вновь спуститься в пещеру. Остальные пленники только глумятся над ними, а попробуй они вынуть их на свет, пожалуй, не Мирное Согласие (Concorde) остановятся и перед убийством.

В чем все-таки смысл этого мифа? Платон внушает нам, что главное, т. е. Правда и Добро, находится не тут и доступно только мысли – и то при условии, что мы вырвемся из плена чувственного мира. Это совершенный идеалистический миф, утверждающий иллюзорность реальной реальности, обесценивающий Мирное Согласие (Concorde) телесные чувства, исполненный веры в другой мир, в трансцендентность, в Идеи, другими словами, в погибель. Ошеломительный фуррор, встреченный этой сказкой посреди философов, сладкоречиво свидетельствует о присущем им омерзении к реальной реальности.

Мировоззрение (Opinion)

Всякая идея, не являющаяся познанием. Тем мировоззрение противоборствует, а именно, науке. Башлару (158) это позволило придти к последующему Мирное Согласие (Concorde) заключению, ставшему с того времени известным: «Мнение плохо задумывается; оно вообщем не задумывается, а переводит потребности в знания» («Формирование научного ума», I). Вобщем, не следует заводить это противопоставление очень далековато. Во-1-х, поэтому, что в науке представления тоже играют определенную роль, в особенности складывающиеся представления, и эта роль не Мирное Согласие (Concorde) сводится к эпистемологической преграде (мировоззрение может служить регулирующей мыслью, смутной догадкой, подсказкой направления, избираемого на ощупь и т. д.). Во-2-х, поэтому, что есть так именуемые прямые представления, которые, как указывал еще Платон, при всей собственной ограниченности справедливо числятся настоящими. В конце концов, в-3-х, поэтому, что даже продуманное Мирное Согласие (Concorde), осмысленное, на теоретическом уровне подкрепленное мировоззрение все равно остается всего только воззрением , и философия полна такими воззрениями. К примеру, Декарт утверждает, что воля свободна, а Спиноза это опровергает. И то и это утверждения сущность представления, что не мешает им лечь в базу строго аргументированной философской системы каждого из упомянутых Мирное Согласие (Concorde) мыслителей. То же самое можно сказать и о «доказательствах» бытия Божия, и о подтверждениях бессмертия души либо, напротив, ее смертности, о вере в бесконечность либо конечность Вселенной, о статусе правды, об основаниях морали либо философском определении представления и т. д. Выходит, прав был Пиррон. Философского познания не Мирное Согласие (Concorde) существует (есть только познание истории философии); философия – не наука, а поэтому хоть какое философское учение, даже самое сложное, остается воззрением.

Что все-таки такое мировоззрение? Практически безупречное определение дает Кант: «Мнение есть убеждение, сознающее свою ограниченность как лично, так и объективно» («Критика незапятнанного разума», «Трансцендентальное учение о методе», глава II Мирное Согласие (Concorde), раздел 3 «О мировоззрении, знании и вере»; см. также «Логика», Введение, IX). Почему мы говорим «почти идеальное»? Так как произнесенное Кантом относится к трезвому воззрению, к воззрению, осознающему свою суть, а не к догматическому воззрению, всераспространенному еще обширнее, такому, которое воспринимает себя за познание, каковым оно не является, и отрешается признать Мирное Согласие (Concorde) себя верой. Лично я убежден, что и Декарт и Спиноза верили в силу собственных доказательств, но это нисколечко не поможет нам найти, кто же из их был прав в споре (а они во многом спорят вместе), и не дает права признать за философскими построениями каждого, как того хотелось Мирное Согласие (Concorde) бы их создателям, точности (всегда, отметим, относительной) математического подтверждения. Вот почему я предлагаю собственное, немного исправленное определение представления. Мировоззрение есть признание истинности чего-либо, основанное на беспристрастно недостающем суждении, независимо от того, осознается либо нет эта дефицитность. Мировоззрение – это нетвердое убеждение, т. е. убеждение, выступающее конкретно в качестве Мирное Согласие (Concorde) убеждения и сознающее свою ограниченность.

Временный метод коллективного поведения, к примеру отношение к тем либо другим вещам, манера гласить, мыслить либо одеваться. Отсюда страшное утверждение Паскаля:

Мода (Mode)

«Справедливость так же находится в зависимости от моды, как и красота» («Мысли», 61–309). Вправду, справедливость, само мало человеческое правосудие, – коллективно и временно. Вобщем, на Мирное Согласие (Concorde) практике модой обычно именуют то, что подвержено очень резвым изменениям, если за этими переменами не стоит никакой видимой предпосылки, не считая самого конфигурации. Отсюда поговорка: «Модное стремительно выходит из моды». Мимолетность заходит неотъемлемой частью в определение моды. Каждому знакомо чувство удивления, с каким мы рассматриваем фото либо иллюстрированные Мирное Согласие (Concorde) журнальчики двадцатилетней давности. Совместно с тем Моцарт и Мольер, в свое время пользовавшиеся репутацией один – престижного композитора, другой – престижного драматурга, до сего времени нисколечко не устарели.

Всякая мода нормативна. Она выражает происходящее в реальности, но переживается (теми, кто следует за модой) как указание на то, каким это происходящее должно быть Мирное Согласие (Concorde). Это мимолетная нормативность, либо нормативная мимолетность. Основным содержанием моды, если отвлечься от чисто коммерческого ее измерения, является различие. «Мода, – пишет Эдгар Морен, – есть то, что позволяет элите выделяться на общем фоне, откуда нескончаемая изменчивость моды; но также и то, что позволяет широким кругам прогуляться на элиту Мирное Согласие (Concorde), откуда беспрестанное распространение моды».

Модальность (Modalité)

Это случилось в тот денек, когда я пригласил в ресторан 5 либо 6 собственных друзей, чтоб отметить выход номера журнальчика, над которым мы когда-то вкупе работали. В числе их оказались А. и Ф. – оба приметно выделявшиеся на общем фоне еще в годы учебы на предварительном Мирное Согласие (Concorde) отделении в институте, а за прошедшие 20 лет ставшие известными учеными в области истории философии, добившиеся признательности в академических кругах и вправду истинные мыслители. Они не лицезрели друг дружку достаточно издавна, но я знал, что любой из их как и раньше хранит к другому искреннее почтение и самые дружественные чувства. Сначала Мирное Согласие (Concorde) разговор, обыкновенно, шел о пустяках, но очень скоро Ф. оборвал его. «Хочу задать для тебя один вопрос, – обратился он к А. – Как ты считаешь, может быть ли построение поочередной мировоззренческой системы без категории модальности?» На несколько секунд установилась тишь. А. молчком пыхтел собственной трубкой и задумывался. А позже ответил: «Нет Мирное Согласие (Concorde)». Да, подумалось мне тогда, наверняка, бывают и поболее теплые встречи бывших однокашников и поболее калоритные проявления чувств. Но уже тогда меня восхитила и продолжает восхищать, во всяком случае в мышлении, эта самая способность глядеть в корень задачи, которую я называю подлинным взлетом ума. Она никак не исключает Мирное Согласие (Concorde) роли эмоций, но не позволяет им затмевать сущность философского спора. Прошло еще пару лет, и я напомнил одному из друзей данный им вопрос. Оказалось, он совсем о нем запамятовал, как запамятовал и приобретенный на него ответ. Sic transit gloria mentis . (Так проходит слава мысли (лат.). По аналогии с известным Мирное Согласие (Concorde) латинским изречением: «Sic transit gloria mundi» – так проходит глобальная слава. – Прим. пер. )

Итак, что все-таки такое модальность? Видоизменение суждения, точнее, его статуса. «Модальность суждений, – подчеркивает Кант, – есть совсем особенная функция их; отличительное свойство ее заключается в том, что она ничего не добавляет к содержанию суждения […], а касается только значения связки Мирное Согласие (Concorde) по отношению к мышлению вообщем. Проблематичными именуются сужения, в каких утверждение либо отрицание принимается только как вероятное (по усмотрению). Ассерторическими именуются суждения, в каких утверждение либо отрицание рассматривается как действительное (настоящее), а аподиктическими – те, в каких оно рассматривается как необходимое» («Критика незапятнанного разума», Аналитика понятий, глава I). Из Мирное Согласие (Concorde) произнесенного Кант выводит наличие 3-х категорий, точнее, 3-х пар категорий модальности: возможность и невозможность; существование и несуществование; необходимость и случайность. Почему без их предположительно возможно обойтись? Так как они касаются не объекта (как категории количества либо свойства) и не отношений меж объектами (как категории дела), а всего только дела к Мирное Согласие (Concorde) этим объектам нашего рассудка. Если попробовать по способности осмыслить сам мир, то создается воспоминание, что его действительность все есть; что существование, как гласил Кант, есть его единственно допустимая модальность. Но тогда нужно признать, что реально все, что является вероятным, что реальное нужно, а неосуществимое и случайное сущность Мирное Согласие (Concorde) ничто (что они могут существовать только в воображении). Конкретно такой, в общих чертах, мир Спинозы. Приблизительно такой же мир стоиков. Является ли он поочередным? Полагаю, является. Обходится ли он без категорий модальности? Не совершенно. Но он, что именуется, ставит их на свое место: одни относит к бытию либо Богу (действительность, возможность Мирное Согласие (Concorde), необходимость; может быть только реальное, и оно всегда нужно, в итоге чего три обозначенные категории в конечном счете соединяются в одну); другие к разумным либо воображаемым созданиям (невозможность, несуществование, случайность; все это сущность методы осмысления того, чего нет). Это и позволяет такому миру оставаться когерентным – не поэтому, что Мирное Согласие (Concorde) он не может существовать без этих категорий, а поэтому, что без их мы не могли бы его осмыслить. Таким макаром, всякое последовательное представление о мире должно включать категории модальности (ведь наше мышление является частью мира), что никак не предполагает необходимости превращать их в формы бытия. Я не могу Мирное Согласие (Concorde) осмысливать мир, не делая различия меж возможностью реального и его невыполнимостью, но это не означает, что сам мир в свою очередь проводит такое различие. Моя идея является частью мира, но мир никак не является частью моего мышления.

Модус (Mode)

Метод либо свойство бытия, также его модификация, не затрагивающая его сути Мирное Согласие (Concorde) (в отличие от атрибута). «Под атрибутом я разумею то, что разум представляет в субстанции как составляющее ее суть, – пишет Спиноза. – Под модусом я разумею состояние субстанции, другими словами, то, что существует в другом и представляется через это другое» («Этика», часть I, определения 4 и 5). Как следует, модус у Мирное Согласие (Concorde) Спинозы это какое-либо существо, рассматриваемое как модификация единой субстанции в виде данного атрибута. Есть конечные модусы (это дерево, этот стул, вы и я); есть нескончаемые модусы (божественный разум, движение и покой, вся вселенная и т. д.) 1-ые при всей собственной конечности реальны – это конечные, но полностью настоящие существа, собственного Мирное Согласие (Concorde) рода куски нескончаемого либо абсолюта.

Modus Ponens

Верное заключение, состоящее в переходе от истинности посылки к истинности ее нужного следствия. Modus ponens воспринимает форму: если р , то q ; но р , как следует, q (к примеру: если Сократ человек, то он смертен; но Сократ человек, как следует, Сократ смертен).

Modus Tollens

Верное заключение Мирное Согласие (Concorde), приводящее к выводу о ложности посылки исходя из ложности само мало 1-го из ее следствий и принимающее форму: если р , то q ; но не q , как следует, не р . К примеру: если Сократ бог, то он бессмертен; но Сократ не бессмертен, как следует, он не бог. По воззрению Мирное Согласие (Concorde) Поппера, конкретно такое дедуктивное заключение составляет сердцевину фальсификации, а как следует, вообщем способа экспериментальных наук. Если предположение q есть нужное следствие теории (либо догадки) р , довольно всего 1-го факта, свидетельствующего о ложности q , чтоб сделать вывод о ложности р .

Молитва (Priére)

Беседа с Богом, обычно в виде просьбы. Спрашивается, для Мирное Согласие (Concorde) чего гласить с Богом, если он и так все знает? И для чего просить его о кое-чем, если он лучше нас знает, что нам нужно? Молчание смотрится намного достойнее, а по эффективности не отличается от молитвы.

Мне сделают возражение, что возлюбленному человеку мы тоже говорим о Мирное Согласие (Concorde) том, что он и так отлично знает, но ему приятно услышать это снова. Правильно, но возлюбленный человек желает опять и опять убеждаться, что он любим и вожделенен. Это уже не молитва, а ласка. Но разве смеем мы ублажать Бога?


mishci-verhnih-konechnostej.html
mishci-vrashayushie-plecho-naruzhu.html
mishechnaya-relaksaciya-po-kontrastu-s-napryazheniem.html